Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Сайт создан по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.

Телефон Доверия

8 (843) 253-40-35, понедельник-пятница, с 10.00 до 17.00
8 (843) 253-40-35
  Новости
  Библиотека
  
  
  
  
  
  
  
  
  Медицинский Отдел
  
  
  
  
  Помощь в больницах
  Опыт других Епархий
  
  
  
  
  
  Болезнь и Молитва
  Обзор СМИ

Семья и здоровье. Болезни детей. Вопросы биоэтики.

— Что следует делать православным родителям, если заболел их ребенок?

— Родителям следует покаяться в своих грехах, исповедоваться, причаститься Святых Христовых Тайн и совместной молитвой, а также молитвой по соглашению, помолиться за своего заболевшего ребенка. При первой же возможности причастить ребенка. Во время болезни помазать его святым елеем и окропить Крещенской водой.

— Правы ли те родители, которые после крещения своего ребенка снимают с него крестик из опасения, что тесемка задушит его?

— Случаев, чтобы тесемка, на которой находится крестик, задушила кого-нибудь из детей, до сих пор, несмотря на множество детей и множество тесемок зарегистрировано не было. Если родители опасаются, что может случиться несчастье, они могут повесить крестик на свободной неширокой ленточке или на резинке. Наоборот, крест охраняет ребенка, оберегает его. И когда родители снимают крест с ребенка, они подвергают его опасности нападения нечистой силы.

— Имеется ли разница в поведении детей, приобщенных родителями к вере, и поведении детей, воспитанных в духе безверия, во время болезни?

— Дети, которые приобщены родителями к вере, во время болезни ведут себя более спокойно, осознанно, менее капризны, менее плаксивы, полагаются на волю Божию, доверяют своим родителям и врачу. И вообще дети, приобщенные к вере, очень отличаются от детей неприобщенных. Часто неприобщенные дети идут по скользкой дорожке, становятся алкоголиками и наркоманами.

— Действительно ли дети в некоторых случаях расплачиваются здоровьем за грехи и ошибки родителей?

— Да, это так.

— Можно ли назвать болезнь ребенка или одного из родителей духовной школой для всей семьи?

— Да, можно.

— Если мать вымолила у Господа ребенка при тяжелых родах, и в возрасте семи лет после тяжелой черепно-мозговой травмы ребенок становится глубоким инвалидом, перенося тяжелые физические страдания, как помочь маме и ребенку? И имеют ли право другие упрекать мать в том, что, вот, вымолила дитя, а теперь и терпи? Как поступать верующим родителям в ситуациях, когда ребенок находится в состоянии крайней опасности?

Когда мать или отец вымолили ребенка, то дальше они должны терпеливо нести то, что им будет послано с их ребенком в жизни, нести на себе крест болезни ребенка, терпеливо молиться, не роптать на Бога, а смиряться. Когда ребенок находится в состоянии крайней опасности, родителям незамедлительно следует поступать так: исповедоваться, покаяться в своих грехах, причаститься Святых Христовых Тайн, отслужить молебен Господу и Божией Матери за спасение ребенка, наложить на себя пост, взять на себя определенный молитвенный подвиг, творить милостыню и попросить своих знакомых молиться по соглашению за этого ребенка — то есть прибегнуть ко всем средствам Церкви, которые существуют и доступны.

— Можно ли лекарства, которые мы даем детям или пьем сами осенять крестным знамением?

— Да, не только можно, но и нужно. Вообще все, что мы даем детям — еду, питье, лекарства, новые игрушки или одежду — хорошо осенить крестным знамением. Конечно, если эти игрушки не монстры, не трансформеры, не "тамагочи" — такие игрушки лучше вообще не покупать, ничего кроме вреда они детям не принесут. Это тема для отдельного и очень важного разговора.

— Можно ли учить детей гигиене и закаливанию?

— Да, конечно, можно. Это естественные физические процедуры.

— В какой степени генетическое тестирование и генетическая идентификация совпадают с учением Православной Церкви и с основами Православной Вероучительной Истины в плане прогноза наследственных заболеваний?

— Успехи в расшифровке генетического кода создают реальные предпосылки для широкого генетического тестирования с целью выявления информации о природной уникальности каждого человека, а также его предрасположенности к определенным заболеваниям. Создание «генетического паспорта» при разумном использовании полученных сведений помогло бы своевременно корректировать развитие возможных для конкретного человека заболеваний.

Однако имеется реальная опасность злоупотребления генетическими сведениями, при котором они могут послужить различным формам дискриминации. Кроме того, обладание информацией о наследственной предрасположенности к тяжким заболеваниям может стать непосильным душевным грузом. Поэтому генетическая идентификация и генетическое тестирование могут осуществляться лишь на основе уважения свободы личности.

Двойственный характер имеют также методы дородовой диагностики, позволяющие определить наследственный недуг на ранних стадиях внутриутробного развития. Некоторые из этих методов могут представлять угрозу для жизни и целостности тестируемого плода. Выявление неизлечимого или трудноизлечимого генетического заболевания нередко становится побуждением к прерыванию зародившейся жизни; известны случаи, когда на родителей оказывалось соответствующее давление.

Дородовая диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Правом на жизнь, любовь и заботу обладает каждый человек, независимо от наличия у него тех или иных заболеваний. Согласно Священному Писанию, Сам Бог является «заступником немощных» (Иуд. 9. 11).

Апостол Павел учит «поддерживать слабых» (Деян. 20. 35; 1 Фее. 5. 14); уподобляя Церковь человеческому телу, он указывает, что «члены... которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее», а менее совершенные нуждаются в «большем попечении» (1 Кор. 12. 22-24). Совершенно недопустимо применение методов дородовой диагностики с целью выбора желательного для родителей пола будущего ребенка.

— Является ли грехом контрацепция?

— Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя.

Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом.

Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7. 5).

Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не «дано» (Мф. 19. 11), и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи.

Священный Синод Русской Православной Церкви в определении от 28 декабря 1998 года указал, священникам, несущим духовническое служение, на «недопустимость принуждения или склонения пасомых, вопреки их воле, к отказу от супружеской жизни в браке», а также напомнил пастырям о необходимости «соблюдения особого целомудрия и особой пастырской осторожности при обсуждении с пасомыми вопросов, связанных с теми или иными аспектами их семейной жизни» (Материалы Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года).

— Можно ли принимать контрацептивные таблетки в лечебных целях, по предписанию врачей?

— Контрацептивные таблетки, которые врачи назначают в лечебных целях, используются прежде всего, не в качестве контрацептивов, а как замещающие гормональные средства нехирургического лечения. Поэтому если они применяются не в целях предотвращения беременности, а в целях профилактики опухолей, излечения неблагоприятных гормональных отклонений, не стоит бояться их принимать.

— Что вы можете сказать о методе естественной контрацепции?

Такой метод взаимоотношений супругов в семье непредосудителен.

— Что должна знать женщина, собирающаяся сделать аборт?

— Каждая такая женщина должна знать, что она совершает тяжкий грех, который в церкви называется «детоубийство». Души таких детей не погибают, они находятся в аду, в том месте, где нет мучений, и женщина, которая делает аборт, за совершение такого греха, если она не исповедовалась в нем до конца жизни, однозначно попадает в ад, в место самых тяжелых мучений.

Каждая женщина должна помнить, что она бросает вызов Богу и в этой жизни подвергает себя опасности остаться одинокой, потерять родных и близких, стать глубоким инвалидом. Она подвергает опасности и жизнь своих родственников, потому что Господь за аборты наказывает не только женщину, но и всех живущих с ней под одним кровом. Кровь убиенных младенцев вопиет от земли.

— Что говорится об абортах по жизненным показаниям в материалах Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года?

— С древнейших времен церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

Широкое распространение и оправдание абортов в современном обществе Церковь рассматривает как угрозу будущему человечества и явный признак моральной деградации. Верность библейскому и свято-отеческому учению о святости и бесценности человеческой жизни от самых ее истоков несовместима с признанием «свободы выбора» женщины в распоряжении судьбой плода.

Помимо этого, аборт представляет собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери. Церковь также неизменно почитает своим долгом выступать в защиту наиболее уязвимых и зависимых человеческих существ, коими являются нерожденные дети. Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимий с последующим участием в спасительных Таинствах.

В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь.

— Где в Священном Писании и творениях святых отцов говорится об аборте и его недопустимости?

— Ответом на этот вопрос является подборка материалов Собора РПЦ 2000 года.
 
«Псалмопевец описывает развитие плода в материнской утробе как творческий акт Бога:
"Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей... Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои" (Пс. 138. 13, 15-16).

О том же свидетельствует Иов в словах, обращенных к Богу: "Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом... Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня, кожею и плотью одел меня, костями и жилами слепил меня, жизнь и милость даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой... Ты вывел меня из чрева" (Иов 10. 8-12, 18).

"Я образовал тебя во чреве... и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя" (Иер. 1, 5-6), — сказал Господь пророку Иеремии.

"Не убивай ребенка, причиняя выкидыш", — это повеление помещено среди важнейших заповедей Божиих в "Учении двенадцати апостолов", одном из древнейших памятников христианской письменности.

"Женщина, учинившая выкидыш, есть убийца, и даст ответ перед Богом. Ибо... зародыш во утробе есть живое существо, о коем печется Господь", — писал апологет II века Афинагор.

 "Тот, кто будет человеком, уже человек", — утверждает Тертуллиан на рубеже II и III веков. "Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства...

Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы", — сказано во 2-м и 8-м правилах святителя Василия Великого, включенных в Книгу правил Православной Церкви и подтвержденных 91-м правилом шестого Вселенского Собора. При этом святой Василий уточняет, что тяжесть вины не зависит от срока беременности: "У нас нет различения плода образовавшегося и еще необразовавшегося".

 Святитель Иоанн Златоуст называл делающих аборт "худшими, нежели убийцы" ».

— Ложится ли тяжесть греха убийства нерожденного ребенка на мужа и на врача?

— Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака. Об этом говорится в материалах Архиерейского Собора РПЦ 2000 года. Грех ложится и на душу врача, производящего аборт.

Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести. Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности; при этом верующий медик должен тщательно сопоставлять медицинские показания и веления христианской совести (глава 12, пункт 2).

— Какие грехи и телесные заболевания являются поводом для расторжения брака?

— В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в «Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также:
 
отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, связанному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим.
 
В настоящее время этот перечень дополняется такими причинами» как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа.

— Как вести себя верующей жене с мужем, который заставляет ее делать аборт, угрожая бросить ее, если она будет рожать?

— Супруга должна поступить так, как подсказывает ей ее христианская совесть. Убийством своего собственного ребенка она никогда не сможет сохранить свою семью, да и жить в семье, где и муж, и жена по колено в крови потом будет тошно.

— Что вы можете сказать для вразумления, просвещения и утешения малоимущим семьям, где единственным выходом, в случае беременности считают аборты?

— В качестве вразумления хочется сказать, что зачинается ребенок по воле Божией, жизнь дитю дается Господом, и как бы родители не пытались, если нет воли Божией, они не родят ни одного ребенка. Поэтому, сколько возникает беременностей — все они от Бога и благословлены Богом. Если отец и мать будут рожать детей, Господь даст и возможность прокормить их. Если Господь посчитал нужным дать жизнь, Он об этой жизни будет заботиться. А если же родители убивают дитя, единственный выход видят в аборте, они навлекают на себя гнев Божий и нарушают промысел Божий о своем роде, своей семье и своем дитя.

Известны такие случаи, когда из десяти рожденных детей только один или двое выживали, и именно они поддерживали родителей в старости. Если бы мать и отец согласились и абортировали бы всех детей, которые были уже после двух первых рожденных, в старости они оказались бы в домах престарелых, брошенные, никому не нужные, или на учебных анатомических столах как невостребованные родственники. В качестве же утешения хочется привести слова Спасителя, слова из Священного Писания: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя пропитает».

— Какова позиция Церкви по вопросу бесплодия?

— Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время, расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности.

Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости.

В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева» на пользу супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными.

Если муж или жена не способны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов.

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров.

Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на коммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности.

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью.

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

— Какова позиция Церкви и Архиерейского Собора по вопросам планирования человека, животных, а также отдельных органов и тканей?

— Осуществленное учеными клонирование (получение генетических копий) животных ставит вопрос о допустимости и возможных последствиях клонирования человека. Реализация этой идеи, встречающей протест со стороны множества людей во всем мире, способна стать разрушительной для общества. Клонирование в еще большей степени, чем иные репродуктивные технологии, открывает возможность манипуляции с генетической составляющей личности и способствует ее дальнейшему обесцениванию.

Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению. Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. «Тиражирование» людей с заданными параметрами может представляться желательным лишь для приверженцев тоталитарных идеологий.

Клонирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Ребенок может стать «сестрой» своей матери, «братом» отца или «дочерью» деда. Крайне опасными являются и психологические последствия клонирования. Человек, появившийся на свет в результате такой процедуры, может ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь «копией» кого-то из живущих или ранее живших людей.

Необходимо также учитывать, что «побочными результатами» экспериментов с клонированием человека неизбежно стали бы многочисленные несостоявшиеся жизни и, вероятнее всего, рождение большого количества нежизнеспособного потомства. Вместе с тем, клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике.