Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Сайт создан по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.

Телефон Доверия

8 (843) 253-40-35, понедельник-пятница, с 10.00 до 17.00
8 (843) 253-40-35
  Новости
  Библиотека
  
  
  
  
  
  
  
  
  Медицинский Отдел
  
  
  
  
  Помощь в больницах
  Опыт других Епархий
  
  
  
  
  
  Болезнь и Молитва
  Обзор СМИ

Венерические заболевания: грозит ли Татарстану эпидемия?

Какова сейчас в республике ситуация с заболеваниями, передающимися половым путем? Каков прогноз на ближайшее будущее? Кто составляет основную массу пациентов кожно-венерологических диспансеров? Что сегодня больше всего волнует врачей-венерологов? Об этом я побеседовала с заведующим отделом медицинской профилактики Республиканского клинического кожно-венерологического диспансера МЗ РТ Станиславом Валентиновичем СЕНЧУГОВЫМ.

- Можно ли сегодня говорить о тенденции роста распространенности вензаболеваний, либо, наоборот, происходит некоторое снижение уровня заболеваемости?

- Инфекций, передающихся по преимуществу половым путем, — ИППП (т.е. это приблизительно то, что раньше называли венерическими заболеваниями) - насчитывается свыше двадцати. Идентификация ИППП — одна из главных проблем венерологии. Сегодня наблюдается некоторое снижение уровня заболеваемости. Но давайте посмотрим, что это за снижение. Рассмотрим это на примере, сифилиса.

В 1988 году был минимальный уровень заболеваемости, в 1989 году — рост заболеваемости в 1,2 раза, в 1990 году — рост в 2,5 раза, в 1991 снижение заболеваемости в 1,5 раза, в 1992 - снова рост в 2 раза, в 1993 — вновь рост - в 4,5 раза, в 1994 - снова рост почти в 4 раза, в 1995 — рост в 2 раза, в 1996 — рост почти в 1,5 раза. С 1996 года мы наблюдаем снижение заболеваемости.

Насколько снижается заболеваемость? Не в разы, а всего лишь на проценты (!). Мы радуемся тому, что по сравнению с прошлым годом заболеваемость сифилисом снизилась на 14%. Но что это, в сравнении с тем колоссальным ростом заболеваемости, о котором мы говорили? Да и вообще в области медицины статистика довольно приблизительна. Если человек сломает ногу, он вынужден будет обратиться в травмпункт.

Человек же, заразившийся вензаболеванием, к врачу не торопится. Одна из причин - многие из заболеваний, передающихся поповым путем, протекают бессимптомно, либо со стертой симптоматикой; среди причин – и самолечение, и взаимолечение. Если ситуация не изменится, то через 3-5 лет произойдет «взрыв» заболеваемости ИППП.

В районах, да и не только, малодоступна лабораторная диагностика ИППП второго поколения (т.е. хламидиоза, микопламоза, уреапламоза, гарденереллеза и т.д.). Поэтому мы вообще не можем говорить об истинной статистике этих болезней, а ведь заболеваемость ИППП 2-го поколения обычно превышает уровень заболеваемости гонореей в 3-4 раза. Если какой-нибудь район присылает нам отчет, где ноль заболевших хламидиозом, это еще не значит, что этого заболевания в районе действительно нет.

Так что мы можем говорить только о количестве выявленных случаев, об обращаемости, а не о реальном положении дел с венерическими заболеваниями. Болезненность ИППП (если заболеваемость – это количество впервые выявленных и зафиксированных в данном году случаев заболевания, то болезненность – это вся совокупность новых и старых случаев заболевания за отчетный период) в Татарстане составляет 1,23% всего населения. Истинный же уровень болезненности может быть в 5-8 раз выше.

Каждая 5-я семья в РТ по тем или иным причинам не может иметь детей. Хронические воспалительные заболевания внутренних половых органов у женщин, например, на 75-80% вызваны перенесенными ранее или имеющимися в настоящее время ИППП с хронической или латентной текущей формой.

- Возможно, увеличение количества людей с ИППП, занимающихся самолечением, связано сегодня во многом с прогрессом фармацевтической промышленности — появляются какие-то новые, может быть, действительно эффективные препараты, люди же ошибочно принимают их за панацею и не считают нужным обращаться к врачу?..

- Конечно, в общественном сознании укоренилось представление о том, что существуют препараты, один прием которых излечивает все венерические болезни. Заболевший вкалывает себе такой препарат, симптомы болезни проходят, он начинает считать себя здоровым человеком, но это выздоровление обманчиво.

Из года в год нарастает количество случаев микстинфицироваиия ИППП, и при углубленном обследовании пациентов в РККВД число больных с монопатологией (имеющих только одно заболевание ИППП) в 2001 году - единичные случаи. Недообследованные в полном объеме пациенты лечатся антибактериальными препаратами, что приводит к формированию терапевтически резистентных форм ИППП. Это хорошо отслеживается на лечении гонореи, трихомониаза.

Но это лишь одна сторона проблемы. Другой фактор- раньше существовала государственная система надзорных мероприятий, работала статья о привлечении к ответственности за заражение венерическими заболеваниями, за уклонение от лечения. Так что, нравилось это больному или нет, мы могли заставить его лечиться, в крайнем случае, милиция силой бы привела его к нам. А сейчас эту статью отменили. И мы с больным ничего поделать не можем, не имеем права.

Вот и приходится врачу брать на себя чужие функции – воспитывать, учить больных, уговаривать их лечиться. Сегодня больной хочет – лечится, не хочет – не лечится. В такой ситуации, как я уже говорил, через несколько лет неизбежен всплеск заболеваемости ИППП. Так что, если сейчас всем миром не подняться против вензаболеваний, будет очень большая беда. Если раньше практически половина диагностируемого сифилиса – это сифилис первичный, т.е. выявленный на ранних стадиях, то теперь первичных, ранних форм сифилиса диагностируется только 8-12% (максимум — 15%).

Т.е. растет количество поздних форм сифилиса, которые труднее диагностировать, труднее лечить, которые протекают с осложнениями. 1/3 всего зарегистрированного сифилиса - это скрытый сифилис (не имеющий визуально регистрируемой симптоматики). В ближайшем будущем ожидаем рост числа случаев сифилиса новорожденных, сифилиса, поражающего внутренние органы, нейросифилиса.

И с этими проблемами будут сталкиваться врачи всех специальностей. К примеру, врач лечит у человека менингит, а это оказывается сифилитический менингит,. язву желудка - а это сифилитическая язва, гепатит – сифилитический гепатит и т.д. То же и с гонореей – гонорейный фарингит, гонорейная ангина, гонорейный артрит и т.д. Это уже есть и будет – в более тяжелых формах.

- Каков возрастной состав ваших пациентов?

- С нуля, т.е. с новорожденных, родившихся уже зараженными от больных матерей, до стариков 85 лет и старше. Бывает, с ЗППП приходят совсем «ветхие» дедушки на костылях. Если же говорить о детях и подростках, то в 2001 году 3,8% от всех заразившихся вензаболеваниями составили именно несовершеннолетние. Возьмем конкретное заболевание - гонорею - несовершеннолетние составили в прошлом году 5,4% от всех заболевших.

Половина этих детей (до 14 лет) заразилась гонореей бытовым путем. Это говорит о низком уровне гигиены в семье, особенно, в сельской семье, ведь 90% заразившихся гонореей бытовым путем детей живут в сельских районах. Не так уж редки случаи, когда несовершеннолетние заражаются вензаболеваниями и половым путем. Рассмотрим это опять же на примере отдельного заболевания – хламидиоза.

За последний год заболеваемость им выросла у детей (до 14 лет) в 4 раза, у несовершеннолетних в целом в 2,3 раза. Подрости же 15-17 лет заражаются ЗППП уже только половым путем. И опять же они предпочитают не идти к врачу, а заниматься самолечением, тем самым осложняя дальнейшую работу врача. Подростки ведут беспорядочную половую жизнь, поэтому в последнее время все труднее выявлять источники заражения среди 15-18-летних.

У большого процента молодежи низка общечеловеческая культура, грамотность ограничена. Родителям же жизнь своих детей зачастую безразлична. Подростков воспитывает улица, да и наши СМИ, особенно телевидение, тоже вносят свою негативную лепту, пропагандируя насилие, разврат и т.д. В то же время как за рубежом уже поняли, как важно правильное сексуальное воспитание. Так, в США с 1998 года начали интенсивную образовательную кампанию для подростков.

Программа призывает молодых воздержаться от добрачных сексуальных связей, подчеркивает ценности семьи и брака, несет и высокий культурно-образовательный потенциал. В рамках этой программы по каналам местного телевидения, например, в штате Аризона 500 раз в месяц (!), т.е. более 16 раз в день, будут демонстрироваться специальные информационные образовательные блоки. Джордж Буш, еще будучи губернатором штата Техас, призывал федеральное правительство выделять больше средств на такие формы воспитательной работы среди школьников, а теперь уже и воплощает свои идеи в жизнь.

У нас же в стране подросткам предоставляется свобода идти совсем по другому пути, и вот результаты этого: по результатам опроса, 35,8% девушек-подростков одобряют добрачные половые связи, а 38% 15-16-летних девушек не боятся возможности заражения ИППП и даже СПИДом. Для контраста можно привести еще один пример из зарубежной практики — опять-таки американской. В США десять миллионов (!) девочек и девушек участвуют в профилактических программах, направленных на предупреждение заражения ИППП. Они информируют и обучают население.

С наркологами, юристами мы ездили в летние детские и студенческие оздоровительные лагеря — организатором этих поездок выступило Министерство по делам молодежи и спорту. Мы беседовали с молодежью, читали лекции. И это хорошо. Но вообще должна существовать система разностороннего воздействия на молодежь (и по месту жительства, и в школе, и в местах проведения досуга и т.д.), только тогда будут какие-то маленькие подвижки.

Воспитание молодых должно начинаться еще в детстве, вернее — начинать воспитание нужно даже не с детей, а с их родителей. Ведь не случайно растет беспризорность и безнадзорность - дети никому не нужны. Вот вам выход и на ИППП, проституцию, криминал. Бывает, выйдешь вечером на улицу и видишь — молодые матери сидят, пьют пиво, матерятся. А рядом - дети. О каком воспитании можно тут говорить? Растет алкоголизм, пиво пьется вместо воды, наркомания. Посмотрите передачу «Окна» - о чем там? Психопатичность — как модель поведения, общения, отношения. Неужто мы такие? А получается именно так.

- Люди какого возраста обращаются в РККВД чаще всего?

- Основной возраст – это где-то от 18 до 35 лет. Они саамы подвижные. Кроме того, заболеваниями, передающимися половым путем, чаще заражаются вовсе не бомжи, как, возможно, думают многие, - а обычные люди. Мы все входим в «группу риска» по заражению ИППП со своим наплевательским отношением к здоровью, с деформированной внутренней моралью, со снижением нравственных «тормозов» и растормаживанием животных инстинктов. Мы не любим никого, даже себя, мы любим только деньги.

Во всем мире ИППП рассматривают как «болезни поведения» с соответствующим подходом человека, общества к этой проблеме.

Среди наших пациентов много людей не бедных. Нередко они заражаются ИППП от проституток, за чьи услуги они могут позволить себе платить, - а ведь они прекрасно знают, что среди проституток огромное количество венерических больных, больных СПИДом и т.д. «Пообщавшись» с проститутками, эти люди возвращаются домой. И та же самая жена, которую муж заражает уже не в первый раз, терпит все это, ведь муж обеспечивает ей безбедную жизнь. Это такая же проституция — только внутри семьи.

- Можно ли сказать, что с появлением новых препаратов, методик лечения и диагностики лечить больных ЗППП действительно стало легче?

- Нельзя сказать об этом однозначно. Конечно, расширился диапазон применения препаратов, но лечение легче не стало. Взять тот же хдамидиоз — это своеобразная инфекция, переходная форма между бактериями и вирусами, со своеобразным жизненным циклом, очень резистентным отношением к медикаментам, скрытым течением. Чаше всего хламидиоз диагностируется, когда уже появились какие-то осложнения, а до поры до времени заболевание протекает бессимптомно или со стертой симптоматикой.

Если же такой пациент со скудной симптоматикой ИППП начнет принимать антибактериальный препарат по поводу, например, присоединившейся банальной ангины, то даже те скудные симптомы, которые были, исчезают. Человек чувствует себя здоровым и перестает лечиться. Как туг можно говорить о полном контроле? Подобная же ситуация и с сифилисом, и с гонореей и т.д. В принципе, и старые методики диагностики достаточно эффективны, полноценны, информативны.

Они отработаны годами, и снимать их с повестки дня нельзя. Но культура и образованность нашего народа ограниченны. Человек приходит к нам на прием, берет направление на анализ. Потом приходит узнать результат, спрашивает: «Гонорея есть?» Я отвечаю, что гонорея не выявлена. Он спрашивает: «Так, значит, я здоров?» Я отвечаю: «Не знаю, надо обследоваться». А человек уходит и не возвращается. Любые методики сегодня не стопроцентно надежны, болезни изменились, микробы изменились, появилось множество стертых форм, которые трудны для диагностики.

- Какова, на ваш взгляд, основная проблема, стоящая перед врачами кожвендиспансера?

- Наибольшая проблема заключается в пациентах, в сложности работы с ними. По большому счету, кожвенслужба достаточно хорошо выполняет свои функции. Мы можем работать, у нас есть люди, которые делают и будут делать свою работу. Но наши успехи нивелируются истинным положением вещей, абсолютной незаинтересованностью людей в собственном здоровье, сексуальной вседозволенностью. Такого, что у нас происходит сейчас, нет больше нигде в мире. О чем вообще можно говорить, если бывают даже такие случаи, когда молодые парни специально (!) заражаются сифилисом, чтобы «откосить» от армии.

Зарубежные фильмы внушают нам, будто бы на западе никто не работает, все пляшут, пьют виски, круглые сутки занимаются сексом, ездят па автомобилях и живут в свое собственное удовольствие. На самом деле это совершенно не так. На западе люди больше всего заботятся о своем здоровье, именно оно там ценится больше всего. Вот таким образом, а не дикостью, сексуальной вседозволенностью, они за рубежом добились того, что, к примеру, во Франции — снижается количество ВИЧ-инфицированных.

В Швеции резко снизилась заболеваемость ИППП. Швецию считают порнографической страной, на самом же деле - ничего подобного - семья там крепка как никогда. Если сравнивать Россию с этими странами, то у нас сейчас «каменный век». Прежнюю мораль разрушили, а новой не создали. Как я уже говорил, перспективы с ИППП у нас не очень хорошие. А ведь все ИППП являются маркерами ВИЧ-инфицирования.

Любое заражение ИППП повышает риск ВИЧ-инфицирования как минимум в 5-8. А если это повторное заражение? А если это уже не второе и даже не третье повторное заражение (а к нам приходят люди, заразившиеся ИППП по пятому, по восьмому разу)? Риск заражения ВИЧ возрастает в квадрате, в кубе, в четвертой, в пятой степени, ВИЧ-инфицирование теперь опасно не только для групп риска, но и для каждого из нас. Год назад у нас появилась возможность бесплатно проводить обследование на хламидиоз.

Мы абсолютно бесплатно обследовали всех желающих. И хламидиоз обнаруживался у людей, у которых не было никаких жалоб, вроде бы не было порочащих связей. Возможно, в жизни человека была одна случайная связь, о которой он уже и забыл, но из-за нее получил заболевание на всю жизнь. Люди думают, что презерватив - это защита от всех болезней, «индульгенция» в кармане.

Презерватив же создавался с одной единственной целью — предохранение от беременности.Эту функцию он выполняет, другие — нет. Секс с презервативом — это еще не безопасный секс, как нам упорно внушают.

Вот какое определение безопасного секса дает ВОЗ: «Безопасный секс — добровольный сексуальный контакт с партнером, который не имеет патологии, передающейся поповым путем, с использованием подходящих видов контрацептивов, дли предотвращения беременности», т.е. это секс здорового человека со здоровым. Во всем мире считается, что если у человека два или более половых партнера в год, это гарантирует ему как минимум одно вензаболевание. Так что начинать нужно не с презерватива — начинать нужно с поведения. Ведь заставить человека быть здоровым нельзя.

Как мы видим, сегодняшняя ситуация с заболеваемостью венерическими заболеваниями, о которой нам рассказали в РККВД, не дает повода для оптимизма. Перспективы тоже далеко не радостные. Бороться с вензаболеваниями нужно всем миром и браться за это нужно сегодня — завтра может быть слишком поздно. Особое внимание на эту проблему должны, конечно же, обратить медработники — независимо от специализации. Ведь уже сегодня врачи практически любого профиля могут столкнуться в своей практике с «болезнями поведения».

Евгения ИГНАТЬЕВА.

«Медицинский вестник», 28.08.2002