Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Сайт создан по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.

Телефон Доверия

8 (843) 253-40-35, понедельник-пятница, с 10.00 до 17.00
8 (843) 253-40-35
  Новости
  Библиотека
  
  
  
  
  
  
  
  
  Медицинский Отдел
  
  
  
  
  Помощь в больницах
  Опыт других Епархий
  
  
  
  
  
  Болезнь и Молитва
  Обзор СМИ

Отступать некуда, за нами – дети…


XII Всемирный Русский Народный Собор, который состоялся в Москве в феврале прошлого года, называют еще собором детей и молодежи. Он проходил под девизом «Будущие поколения – национальное достояние России». В рамках форума прошло и обсуждение доктрины «Молодое поколение России».

С приветственным словом к молодым участникам Собора обратился Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: «Помните, что именно вам старшее поколение вручает судьбы страны и народа. Знайте, что ваши успехи – это радость отцов и матерей, а ваши беды и поражения – их скорбь. Вы должна стать хозяевами своей жизни. Стать, по слову Священного Писания, верными и благоразумными домоправителями».

Юный наркоман. Ещё не поздно помочь...Кандидат философских наук доцент кафедры психологии и антропологии УГТУ-УПИ Елена Германовна Попова в течение нескольких лет занимается проблемами духовного и нравственного воспитания молодежи. С лекциями и беседами она выступает в различных аудиториях.

Представляем вашему вниманию  беседу корреспондента  екатеринбуржской «Православной газеты» с Еленой Германовной о ее новых разработках по обозначенной проблеме.


– Елена Германовна, как давно Вы начали заниматься темой духовного и нравственного воспитания молодежи и почему именно эти вопросы так заинтересовали Вас?

– Я с радостью выступаю на различных конференциях и совещаниях, надеясь привлечь внимание общественности к нашим совместным действиям с Екатеринбургской епархией. Я уже 30 лет работаю в вузе и 30 лет общаюсь со студентами, знаю, что происходит в студенческой среде изнутри. Семь лет назад при УГТУ-УПИ был создан Федеральный центр по профилактике зависимостей в молодежной среде, который вел и ведет работу среди педагогов Уральского федерального округа.

За это время у нас прошло обучение 5000 учителей, и наше тесное общение с ними во время их обучения и в нынешней деятельности дает мне возможность и право говорить на тему духовного и нравственного воспитания детей и молодежи в России на современном этапе.

Более того, около десяти лет я, сначала как общественный деятель, занималась проблемами реабилитации наркозависимых. В течение этого времени мы помогали наркозависимым молодым людям, оказывали бесплатную психологическую, юридическую помощь им и их семьям.

– Когда о наркомании в нашей стране впервые заговорили открыто, с высоких трибун?

– С этой страшной бедой – нарокоманизации наших детей – Россия столкнулась в середине 90-х годов, когда мы были совершенно к этому не готовы. Мы всегда считали, что наркомания – западное явление, и нашей страны она ни в коей мере не коснется. Более того, многие считали, что наркоманами могут стать только дети из социально неблагополучных, дезадаптированных семей, там, где семья неполная, родители не занимаются воспитанием детей.

Как же мы были удивлены и поражены, когда к нам стали обращаться с проблемами наркомании детей родители, которые были очень достойными людьми: и в социальном, и в профессиональном, и в семейном положении.

Первый вопрос, который они нам задавали: «За что?» Казалось бы, ребенок в семье получал все, что ему нужно… «Мы столько сил, столько времени уделяли ему: и в спортивные секции водили, и в бассейн, и на танцы. И уроки вместе с ним делали, и кружки многочисленные он посещал… Почему же он стал таким?»

Особенно мне запомнился один из самых первых наших пациентов, который был чемпионом Европы по фигурному катанию среди юниоров, золотым медалистом. В принципе, родители сделали из него преуспевающего спортсмена, самого преуспевающего школьника, потом – успешного студента… Когда я смотрела на этих родителей, то думала: «Что еще мы можем дать своим детям, чтобы их миновала та страшная участь, которая постигла этого юношу?». И долгое время ответ на этот вопрос мы не могли найти.

И то, о чем я сейчас буду говорить – это результат нашей большой практической, консультативной, психологической работы с семьями, а не просто умозрительные заключения и теоретические выкладки. Долгое время мы искали пути помощи таким семьям, поэтому все наши усилия заключались вначале в психологической помощи. Мы приглашали для встреч и бесед с молодыми людьми и их родителями очень хороших специалистов; сами себя считали специалистами – проводили с ними консультации, тренинги, различные оздоровительные процедуры. Даже вместе с ними ныряли в прорубь. Занимались трудотерапией, пытались изолировать их от общения с другими наркоманами. Мы увозили наших подопечных далеко за город, создали первый в Свердловской области реабилитационный центр, который назывался «Николин родник».

– Откуда возникло такое необычное название?

– Оно возникло не само по себе, и, наверное, было в какой-то степени символично. Мы просто поначалу не понимали, что делать, а нам Сам Господь подсказывал выход из этой страшной западни. Дело в том, что администрация Сухоложского района выделила нам помещение бывшей земской больницы, которая долгое время пустовала. Она находилась неподалеку от храма во имя Николая Чудотворца.

Это был совершенно необыкновенный, очень красивый храм, созданный архитектором Малаховым… А рядом был завод по обработке цветных металлов. Помню, как тогда мы обратились к руководителю этого предприятия, которое принимало активное участие в восстановлении храма. «Вот вы восстановили храм, низкий поклон вам за это. А мы занимаемся тем, что восстанавливаем храм души наших детей – помогите нам, пожалуйста».

– И Вам сразу же пошли навстречу, помогли в организации деятельности?

– Увы. Директор предприятия сказал страшную, по моему мнению, фразу, что болезнь наших подопечных – это болезнь рукотворная, они сами стали наркоманами, и поэтому лучше их просто-напросто изолировать от общества, чуть ли не в газовые камеры отправить, но не помогать им. Конечно, нам не дали ни копейки. Более того, когда поблизости от нашего реабилитационного центра тянули нитки водо– и газоснабжения, нам не помогли – они пролегли мимо «разносчиков заразы»…

– Видимо, это следствие репрессивной политики, репрессивного мышления и понимания, что наркозависимые дети – это изгои общества? А вот у них – другие дети, которые не подвержены этому греху…

– Скорее всего, так, потому что все наши попытки привлечь к проблеме усилия общественности, бизнес-структур в то время не имели успеха. Сейчас, слава Богу, многое изменилось. К примеру, Русская Православная Церковь готова помогать таким страждущим и помогает им в своих православных реабилитационных общинах.

На сегодняшний день имеются впечатляющие результаты помощи страждущим наркоманам и алкоголикам. Сейчас мы и сами стали умнее, и поняли, что наркомания есть патология духа. Как и другие формы зависимости, коих сейчас очень много. Их численность – легион.

– И для наших детей готовятся все новые ловушки и западни, начиная от употребления табака и пива и заканчивая игровыми автоматами и компьютерными играми…

– Моя коллега, кандидат социологических наук доцент кафедры социологии и социально-психологической службы Мария Владимировна Полухина, в настоящее время занимается проблемами компьютерной зависимости. Неплохо бы вынести эту тему для обсуждения на страницах «Православной газеты».

Но вернемся к нашему разговору. Так уж считается, что наркомания и алкоголизм – это асоциальная зависимость, асоциальное поведение. Но сейчас у нас есть замечательные книги, в которых обобщен опыт борьбы с наркоманией среди молодежи. И не только в смысле зависимости от химических составов. В них говорится, что мы все «поражены наркоманией потребительства».

– Мне кажется, что этот новый термин не понятен многим людям. Дайте ему, пожалуйста, более четкое определение.

– Мы знаем, что вроде бы все необходимое для жизни у нас есть, но все равно стремимся получить еще что-то… То есть стремимся к все большему и большему потреблению. И поэтому для большого количества людей престижные вещи являются своеобразным наркотиком, от которого мы не можем отказаться. Телевизионные сериалы, которые так прочно вошли в нашу жизнь, тоже особая духовная зависимость. Сейчас, например, деструктивное социальное поведение – тоже форма зависимости наших детей, форма «улета» от окружающей их действительности.

«Воспитанием» наших детей занимаются совершенно неглупые люди, которые знают природу человека – испорченную, греховную, знают страсти, те зацепочки, на которые человека можно подцепить. И они используют эту природу человека. Особую опасность представляет самая страшная страсть – гордыня.

У многих современных российских детей «благодаря» экспансии западной психологии формируется миф, что они – почти боги, что «человек есть мера всех вещей», «пуп Вселенной». И эта извращенная психология дает свои негативные плоды. Молодые люди думают приблизительно так: «Человек – как Бог. Я могу самостоятельно управлять своей жизнью, своими эмоциями, своими чувствами. Зачем мне молиться?»

По сути дела, вся практическая западная психология направлена на то, чтобы научить одного человека манипулировать другим человеком. И когда мы приходим в аудиторию к студентам, они часто просят: научите нас, как можно управлять другими людьми, как продавать ненужные товары, как заставлять человека покупать то, что ему совершенно не нужно.

Западная психология как раз и строится на этом. А потребительское общество говорит: нужно развивать себя, нужно совершенствовать свои способности, чтобы больше зарабатывать. А для чего больше зарабатывать? Чтобы больше потреблять. И по сути дела, этот замкнутый круг, в который нас вгоняет современная потребительская цивилизация, является главной причиной разрушения сознания наших детей, их душ.

Работа по реабилитации наркозависимых, которую мы проводим, привлекла внимание многих западных специалистов, с которыми мы общаемся. Мы в свое время знакомились с их опытом работы, ездили в Германию, Италию, Америку, Испанию, пытались выяснить, что же есть на этом цивилизованном Западе, который столкнулся с проблемой наркотизации молодежи уже лет пятьдесят назад…

 Никогда не забуду слова одного немецкого психотерапевта, который сказал: «Вы даже не представляете, какие же вы, русские, счастливые люди! Вы до сих пор еще способны любить, вы способны переживать, страдать, вы еще не потеряли душу». Потому что, в принципе, уже многовековая, несколько столетий разворачивающаяся эволюция потребления, по сути дела, разрушила нормальную человеческую природу. И последние годы, начиная с перестройки, информационная агрессия, хорошо спланированная по всем законам информационной войны атака, идет на наших детей.

– Елена Германовна, тема, обозначенная для нашей сегодняшней беседы – духовно-нравственное воспитание детей. Как, по-Вашему, с ним обстоят дела в современном обществе?

– Я могу сказать и утверждаю, что школы, техникумы, вузы превратились в место, где наши дети получают образовательные услуги, которые оказывают учителя, но не больше. Есть спортивная, досуговая работа в учреждениях дополнительного образования. Но у нас нет должного воспитания детей и подростков. А когда мы начинаем говорить о духовности, о религиозности в воспитании молодежи, все делают абсолютно непроницаемое лицо: «В школе, в светском учебном заведении вести духовное воспитание? О чем вы говорите?»

В нашей стране до сих пор существуют какие-то двойные стандарты. Например, мы говорим, что хотим вступить в Болонское соглашение, хотим приблизиться к цивилизованному Западу, – но изучение образовательных программ во многих европейских странах и в Америке показывает, что в основе образования во всем мире лежит именно религиозное образование. Именно оно – основа формирования мировоззрения человека.

Я вспоминаю советские времена, когда на каждого человека было направлено идеологическое воздействие начиная чуть ли не с детского садика и кончая парткомами, на заседаниях которых «разбирались» неверные мужья и неверные жены… Я помню, как многие радовались, что все это было разрушено.

А сейчас я думаю: очень много хорошего, что у нас было, мы все-таки утратили. Сейчас все говорят о плюрализме и говорят, что «истины нет, каждый человек должен сам найти для себя истину». И детям предлагают найти эту истину. А откуда они ее могут найти? В основном, из средств массовой информации, из той самой хорошо спланированной информационной войны, начиная с мультиков.

Я хочу обратиться к анализу американских мультфильмов, которые заполонили российские кино-и телеэкраны. Они направлены на разрушение традиционных российских ценностей: ценностей семьи, материнства, отцовства, ценности добра, взаимопомощи. Тогда как самое важное и самое большое достояние и достоинство человека – это «отдать душу за други своя».

В принципе, начиная с мультфильмов, которые совершенно неконтролируемо со стороны родителей смотрят наши дети, идет обработка их сознания. Информационная война начинается именно тогда, когда наши дети садятся перед телевизором, «раскрывают рот» и полностью уходят в бездонное пространство ярких образов рекламы и мультфильмов. Хотя можно сказать, что информационная война против наших детей начинается значительно раньше.

– Как же мы можем противостоять этой войне?

– Если задать вопрос, когда надо начинать воспитание будущего ребенка, не только ребенка, а именно будущего ребенка, то, я думаю, самым правильным ответом будет такой: мы должны в первую очередь воспитать будущих родителей. Половое воспитание лежит в основе духовно-нравственного воспитания человека. Не секс-разврат, не секс-развращение детей, а именно половое воспитание, которое всегда было в России. И это – залог того, чтобы наши дети были здоровыми.

Давайте определимся в понятиях. Что такое воспитание вообще? Воспитание – это всегда питание духа и души. Само слово нам об этом говорит: «вос-» означает возвышение, восхождение – приставка «вос-» говорит о возвышенности, о том, что питается что-то высокое для человека.

Теория борьбы со страстями более глубока, чем в западной психологии. В ней нет никаких «наворотов», все сказано очень четко и ясно: и как выходить из этой борьбы, и как бороться с ветхим человеком, с падшей природой; называются все страсти и говорится о том, к чему человеку надо стремиться.

Западная психология говорит: «Вот человек такой: им владеют темные силы, и никуда ему от них не деться. Это и есть – человек, это и есть предназначение человека». Православная традиция говорит: «Да, природа человека больна, она очень сильно повреждена, и мы указываем вам на то, что вы – не сверхчеловеки, вы – не боги, вы – глубоко больные, поврежденные люди».

Осознание этой поврежденности и есть начало роста – когда мы смиренно принимаем: человек несовершенен, человек раб своих страстей; «то, что хочу, – как говорил апостол Павел, – доброе не делаю, а то, чего не хочу – плохое делаю» – и есть основа моей человеческой природы, это и есть начало личностного роста человека.

– В чем же все-таки заключается предназначение человека с точки зрения психологии?

– Человек – не только земное существо. Человеческое в нем начинается с его отношения к другому человеку. Но он есть еще и небесное существо. И тут уже начинается собственно человеческое в человеке. Поэтому наша педагогика всегда говорила, что воспитательная задача – воспитать гражданина Отечества Небесного. Потому что им может стать только тот человек, который понимает что добро, истина, вера, семья, целомудрие – это то, к чему он должен стремиться. Вторая задача, которая неотделима от первой – воспитать гражданина Отечества земного.

Если посмотреть «по горизонтали», гражданин Отечества – то, как мы относимся к другим людям, к истории, к самим себе, что мы в себе ценим, что от себя отсекаем. По «вертикали» эта педагогика как раз небесная. Когда мы говорим, что можем относиться к другим людям по-человечески только если мы верим в Бога, только если соблюдаем заповеди Божии. Да, мы хотим по-доброму относиться к людям, любить их, но зависть, злоба, раздражительность, жадность наша не дают нам это сделать.

Наверное, каждый может сказать: да, я хочу быть хорошим, я хочу быть совершенным, но не успеваю делать шаг, как падаю вниз. Вот в чем адекватность понимания природы человека в отечественной психологии и педагогике и задача нашей общественной психологии и педагогики: то, что мы называем духовно-нравственным воспитанием.

И тут можно дать самый главный ответ на вопрос, который мы поставили в начале беседы: что нужно делать, чтобы уберечь наших детей от капканов современного мира, самые страшные из которых – алкоголизм, наркомания, игромания, половая распущенность? Оказывается, надо привести их к источнику блага. И в основе этого должна находиться благополучная семья.

– Благополучная семья – это какая семья?

– Долгое время мы говорили, что это – полная семья, в которой родители занимаются воспитанием детей, в которой существуют какие-то законы семейного строительства, взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми. А по сути дела, если говорить просто и коротко, благополучная семья – это верующая семья, которая привела ребенка к Источнику и Подателю благодати. А единственный Источник и Податель благодати – это Господь. Все, больше ничего не нужно.

– Елена Германовна, как Вы оцениваете работу вашего Центра по реабилитации наркозависимых?

– Для более объективной оценки я обращусь к цифрам. У нас под патронажем было около 500 семей, где имелись наркозависимые дети, а в Центре Анатолия Берестова, что на Крутицком подворье Москвы, за десять лет было 3,5 тысячи таких семей. У нас не было ни одной традиционно верующей семьи, где ребенок воспитывался в благодати, где свято место не было пусто. У Берестова было 1-2 человека, которые стали наркозависимыми в верующей семье.

Понятно, что нападки на такие семьи большие. К сожалению, не всегда детско-родительские отношения строятся на собственно христианских позициях. Что такое христианство? Это – любовь и свобода. А когда мы наших детей начинаем силой или угрозой наказания приводить к Богу, то имеем противоположный результат.

Когда страх Божий воспринимается ребенком как наказание, а не воспитывающий фактор, с его стороны возможны какие-то «уходы» и проблемы. По соображениям этики я не могу вам сказать, что произошло конкретно в этих семьях, но 3,5 тысячи в Москве, которые были под патронажем Анатолия Берестова, и 500 семей у нас в Центре – это потрясающие цифры. Ни наш материальный достаток, ни наши образовательные центры, ни психологи, педагоги и врачи, которые успешно помогают другим детям, не могут сегодня снять проблему наркомании среди подростков.

У нас на реабилитации была даже девочка, у которой мама – врач-нарколог. Она сказала, что боится признаться матери в своем пристрастии. За полтора года употребления наркотиков дочерью мать даже и не заметила этого…

– Этот пример говорит, насколько мы не видим наших детей и насколько утрачена связь между родителями и детьми, если они умудряются так долго скрывать факт употребления ими наркотиков даже и от суперспециалистов…

– Поэтому мы так долго шли к тому, чтобы понять: в чем причина, что является природой этих страшных форм зависимостей? Я еще раз повторюсь: все формы зависимости, по сути дела, являются патологией духа. Поэтому нам очень важно здоровым нормальным детям, которые еще только-только развиваются, дать четкий духовный ориентир. Давайте поговорим об этом в следующий раз.

Лидия Ежкова

Источник: «Православная газета», Екатеринбург